Татьяна Шарыгина: «Нам есть, куда расти»

 Татьяна Шарыгина: «Нам есть, куда расти»

Свиноводческая компания ИДАВАНГ была зарегистрирована в феврале 2008 года и в этом году отмечает 10-летний юбилей. О вехах развития компании, достижениях и сложностях мы беседуем с генеральным директором ГК «ИДАВАНГ» Татьяной Владимировной Шарыгиной.

 

- Татьяна Владимировна, за 10 лет коллективу компании «Идаванг» удалось многого добиться. Расскажите, с чего начиналась история предприятия?

- Первым шагом в работе группы компаний Idavang в России стало приобретение свиноводческого комплекса бывшего совхоза Восточный (Ленинградская область, Тосненский район, деревня Нурма). На сегодняшний день ежегодная мощность восстановленного практически с нуля производства полного цикла составляет 210 тысяч товарных свиней в год. С этим показателем мы занимаем первое место по объемам производства в Ленинградской области и одну из лидирующих позиций среди свиноводческих предприятий Северо-Запада России. Выпуск продукции в натуральном выражении неуклонно растет: если в 2008 году было произведено 1643 тонн свинины в живом весе, то за 2017 год было реализовано уже 21716 тонн продукции.

В 2009 году было начато строительство высокотехнологичного свиноводческого комплекса в деревне Малая Губа Островского района Псковской области. В 2014 году свиноферма вышла на проектную мощность, и на данный момент объем производства составляет 12167 тонн свинины в живом весе.

- И вот опять новость - 20 июня 2018 года состоялась закладка капсулы в основание будущего комплекса в Лужском районе Ленинградской области.

- Да, у нас новый проект. Комплекс ИДАВАНГ Луга будет рассчитан на единовременное содержание 3,5 тыс. свиноматок и ежегодное производство 98 тыс. товарных свиней, или 12 тыс. тонн свинины в год. В состав комплекса войдет 26 свинарников, кормокухня со складом кормов, мощности приема и хранения зерна на 30 тыс. тонн, котельная, система водоснабжения и другие объекты. В следующем году будет запущено семь свинарников. На проектную мощность комплекс выйдет к 2024 году.

- В 2012 году вы начали создавать собственную кормовую базу в Ленинградской области, вырастив первый урожай зерновых на площади более 2000 га в Лужском районе. С тех пор посевные площади увеличились?

- В Ленинградской области в 2017 году мы убрали больше 8000 тонн зерновых с площади 2500 га. В Псковской области у нас более 6000 га земли, там мы выращиваем на фураж пшеницу и ячмень. Урожайность в разные годы получаем разную. В этом году, надеемся, урожай будет больше, чем в дождливом прошлом году. А вот в 2013 году за урожайность свыше 50 ц/га мы даже получили грамоту от президента Путина. По пшенице в Псковской области урожайность бывает и 75 ц/ га. В Лужском районе всегда более 35 ц/га получаем. Мы предпринимаем все меры для повышения урожаев, внедряем современные технологии – точное земледелие, ежегодно проводим агротехническое обследование. Всё стараемся делать по науке и передовой практике. Пробовали в Ленинградской области выращивать кукурузу на зерно, но пока не получили желаемого результата.

- Помимо зерновых, вы начали выращивать рапс. Это дань моде?

- Это не просто дань моде, это необходимость. Хотя бы для севооборота. Мы начали активно заниматься рапсом – и в Ленинградской, и в Псковской областях. Урожайность получаем 24-26 ц/га. Рапс - прекрасная масличная культура, и используется на все 100%. Купили пресс – сами делаем масло. Жмых и масло идут на корм. Есть сорта, которые замечательно растут в нашем климате. Рапс – замечательный предшественник, он улучшает структуру почвы. Правда, обидно, что на посевные площади под рапсом в Ленинградской области не даются субсидии – это техническая культура. Мы увеличиваем площади под рапсом за счет зерновых, а нам отказывают в субсидиях из-за уменьшения посевных площадей. Хотелось бы, чтобы это положение было исправлено.

- ИДАВАНГ принадлежит группе датских акционеров, которые являются одними из лучших свиноводов в мире. Это помогает вам?

- Что касается технологий производства, здесь мы одни из лучших в России. Мы уверенно держим показатель больше 30 отнятых поросят на свиноматку в год, последние показатели даже были 34-35, и это очень хорошие показатели. Количество живорожденных поросят на гнездо у нас составляет 17,6 голов, отнятых поросят на свиноматку на гнездо – 14,8. Конверсия корма лучше на предприятии в Псковской области, там комплекс новый, но и в Ленинградской области в среднем на показатель 2,8 кг кормовых единиц на килограмм привеса мы выходим. По привесам до килограмма пока не дошли, но порядка 950-960 граммов на откорме получаем.

- Что Вы подразумеваете под качеством свинины, и как оно обеспечивается?

- Качество свинины во многом определяется генетикой. Несмотря на то, что мы входим в датский холдинг, мы ушли от датской генетики и перешли на норвежскую генетику Topigs, которая больше подходит к нашим климатическим условиям. Стараемся сделать мясо мраморным, все-таки постная свинина невкусная. Конечно, на качество свинины большое влияние оказывают корма. Мы зерно выращиваем, но в недостаточном объеме, только 25-30%, и столкнулись с тем, что зачастую качество покупного зерна бывает низким. Обидно, что российские поставщики не отличаю  тся стабильностью и надежностью поставок по качеству.

Чтобы на месте проверять качество поступающего зерна, мы приобрели анализатор, который уже на въезде на нашу территорию берет произвольную пробу из каждой машины и анализирует в лаборатории. Если качество зерна нас не устраивает, мы тут же разворачиваем машину и отправляем ее назад. Это дорогая система, но она того стоит. При наших объемах производства нам надо 180 тонн кормов в сутки, то есть каждый день мы съедаем 6 вагонов зерна – и на качестве кормов мы не экономим.

Строгие требования к качеству не только зерна касаются. Чтобы не возить сперму из Норвегии, мы купили в селекционно-генетическом центре «ТОПИГС СиАйЭс» 50 хряков генетики Topigs и сами собираем сперму. Так нам пришлось в Финляндии покупать дистиллированную воду для разведения спермы, здесь нужного качества не нашли!

- Корма готовите сами?

- Корма готовим на своей кормокухне, у нас жидкое кормление. Все зерно – и свое, и купленное – пропускаем через сушилку, где оно на 5-7 минут нагревается до 100 градусов и выше, затем кормосмесь экструдируем, обрабатываем паром, пеллетируем, а перед скармливанием смешиваем с водой. Двукратная температурная обработка позволяет уничтожить болезнетворные бактерии, но в то же время сохраняет витамины и ферменты.

- На комплексе в Ленинградской области у вас практически нет земли. Что делаете с навозом?

- К сожалению, на этой площадке земли нет совсем, и это большая проблема. Если в ближайшие два года мы не сможем ее решить, нам придется или частично сворачивать производство, или будем искать площадки с землей. Сейчас нам приходится возить навоз за 170 км! Только из-за навоза себестоимость производства свинины в псковском комплексе процентов на 30% ниже, чем здесь. Там свинокомплекс стоит посреди полей, поэтому мы навоз качаем, не возим его вообще. Вывозим только твердую фракцию на поля через дорогу.

В Тосненском районе у нас стоит целый заводик – разделяем навоз на твердую и жидкую фракции, из жидкой фракции выпариваем аммиак, потому что возить весь объем жидкой фракции за 170 км – мы разоримся сразу. Концентрат 27-30% везем на наш комплекс в Лужский район и уже на месте разбавляем и вносим на свои поля. Оставшуюся техническую воду используем для полива ближайших полей, находящихся у нас в аренде. Мы готовы бесплатно своей техникой вывозить жидкую фракцию, которая процентов на 95 состоит из воды, да плюс еще содержит ценный азот, и поливать поля соседнего хозяйства. Но пока нам выделен только небольшой опытный участок. Мы с соседним молочным хозяйством друг другу не конкуренты, должна же быть синергия – мы вносим удобрения, хозяйство получает прекрасный силос. Из-за навоза новый комплекс мы строим там, где есть собственные поля.

- По части экологии у вас наверняка европейские стандарты?

- Нас проверяют каждый год. По навозоудалению уже 8 лет без штрафов работаем. Все делаем по технологии, процессы сертифицированы. В марте этого года мы получили лицензию по обработке и утилизации навозосодержащих стоков. Теперь навоз, вывозящийся с фермы на поля, является удобрением, а не отходами. На поля мы вывозим два органических удобрения: «Навоз свиной для удобрения почв и приготовления компостов» и «Жидкое органическое удобрение», имеющие сертификат соответствия ГОСТу 53117-2008.

- Справедливости ради надо сказать, что резких запахов на территории нет. Мы сейчас сидим и беседуем с открытым окном, дискомфорта не ощущается. А местное население что говорит?

- Конечно, производство пахнет, и оно пахнет во всем мире. Населению это иногда не очень нравится. Но всегда нужно думать, а что может быть взамен, какая альтернатива? Биогаз? Мы бы с удовольствием построили биогазовую установку, как в хозяйствах нашей группы в Литве, где на каждом комплексе есть биогаз. Отличие в том, что там биогаз субсидируется государством, а у нас нет.

Если от населения поступает жалоба на запахи, к нам приезжают с проверками по одной этой жалобе 9 организаций, проверяют по отдельности – Россельхознадзор, Росприроднадзор, Комитет по экологическому контролю и т.д. Я давно продвигаю идею, чтобы по одной жалобе была одна проверка. А пока у нас этим занято несколько юристов, и еще я на подхвате. И вот все проверяют, а нарушений нет – и штрафовать не за что.

- Каким вы видите механизм взаимодействия с контролирующими органами?

- От государства надо требовать то, что оно может дать. В различных организациях сидит множество специалистов. Приходят к нам и ищут ошибки. А надо нам вместе с ними садиться и писать реальный план – что надо поэтапно сделать, чтобы соответствовать требованиям. Приятно работать с ветеринарной службой – их представители приезжают к нам раз в месяц, с ними мы обсуждаем все проблемы, составляем планы и по ним работаем. От них мы чувствуем реальную поддержку. Хотелось бы, чтобы надзорные органы повернулись к нам лицом, стали нашими консультантами.

- Вы поставляете живых товарных свиней на мясоперерабатывающие предприятия. А сами не думали о забое?

- Забой и переработка – не наш бизнес, каждый должен заниматься своим делом. Основной наш клиент – Тосненский мясокомбинат, до них всего полчаса пути, это наш стратегический партнер, а сотрудничество выгодно обеим сторонам. Комбинат построился позже нас и с расчетом на нас. С нами работают все предприятия Ленинградской области, у кого есть бойня. У нас есть покупатели в Карелии, в Тверской области, очень редко, но продаем и в Московскую область. Но в основном, мы кормим Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Даже с нашей псковской площадки мы возим свиней в Санкт-Петербург.

В Литве, на свинокомплексе нашего холдинга, правда, не от хорошей жизни, а от того, что африканская чума свиней наступает, запускают бойню. Возможно, через некоторое время мы тоже к этому придем.

- Кстати, а вы не боитесь расширять производство в связи с АЧС? У вас опасный бизнес.

- Очень. Буквально недавно в Калининградской области АЧС уничтожило свиноводство на крупнейшем свинокомплексе «Правдинское» (больше 100 тыс. голов), в Белгородской на «Тамбовском беконе» выявлены случаи (75 тыс. голов), а также в «Новгородском беконе» (36 тыс. голов). Это биологическая катастрофа. Поэтому нам приходится много тратить денег и внимания на обеспечение биобезопасности – это наше всё. Из этих же соображений в январе мы перестали принимать на наши очистные сооружения сточные воды соседней деревни.

- А цена на свинину справедливая?

- Свинина – биржевой товар, цену определяют «Мираторг» и «Черкизово», которые торгуются по четвергам и пятницам. Мы устанавливаем такую же цену, как у них – ни дешевле, ни дороже.

- Не рискованный ли шаг закладка нового комплекса в условиях насыщения рынка свинины?

- Да, рынок свинины вроде бы насыщен, но при этом где вы в Петербурге можете купить парную свинину? А какого качества свинина продается? Надо есть местные продукты, хотя бы потому, что у них плечо перевозки меньше. Много ли производителей свинины в Ленинградской области? Когда мы задумали новый проект, все наши переработчики только и спрашивали – когда открытие? Везти живых свиней полчаса или за тысячу километров – падёж, потеря веса, стресс, как следствие – невкусное мясо. Место на рынке есть всем. У нас своя ниша – мы небольшие, но качественные, мы расположены близко к потребителю. С учетом АЧС должна быть регионализация, и не только по свинине. Все, что можно, надо производить рядом. Тогда и питание будет здоровое.

- Вы хотите быть ведущим производителем свинины на Северо-Западе России?

- Не обязательно. По объемам производства нас уже обогнали. Но мы хотим быть лучшими по технологиям, качеству, отношению к бизнесу, социальной ответственности. Вот этого мы действительно хотим.

- Вы действительно социально ответственная компания, занимаетесь благотворительностью…

- Да, мы поддерживаем всю социальную сферу деревни Нурма – детский садик, школу, школу искусств, подростковый клуб, поисковый отряд и многое другое. В Псковской области мы ремонтируем мосты, строим дороги к деревням, куда раньше не проехать было, оборудуем детские площадки…

- Воспитываете местных подростков?

- Берем их на работу, даже 14-летних устраиваем. Да, это ответственность, это возня – два взрослых ходят вокруг этого подростка. Но если мы этого не будем делать – кто будет? Работодатели жалуются, что некому работать. А что они сделали, чтобы воспитать себе молодежь? Я в школу хожу местную, приглашаю к нам на практику, на работу. Гараж просил 4 практиканта, я уговорила взять 12. Лучшие остались работать на все лето. Например, нет сварщиков. Мы пригласили из училища 6 человек, двоих из них пошлем в Санкт-Петербург дальше учиться. Приходилось и в армию мальчишек провожать вместо родителей, они потом возвращаются и работают у нас. Это дорогого стоит. Мы придумали девиз «Делать жизнь вокруг себя лучше» и стараемся жить по нему.

- Как идет работа над повышением квалификации специалистов?

- Все наши специалисты-производственники – выпускники Санкт-Петербургской ветеринарной академии, с которой мы долго и плодотворно сотрудничаем. Ежегодно мы берем на практику студентов. Есть программа тренингов внутри компании, учим в Дании, в Литве, посылаем на семинары. Есть некоторые проблемы с неквалифицированным трудом, но мы над этим работаем.

- В «Идаванг» инвестируют международные финансовые корпорации, например, в 2011 году 20 процентов акций материнской компании Idavang были проданы корпорации, принадлежащей Всемирному банку. Был ли этот шаг оправданным?

- Да, это было оправданно. Продажа акций Всемирному банку позволила нам получить часть денег на строительство первого проекта «с нуля» в Псковской области. В 2019 году мы рассчитаемся с этим кредитом полностью. Сельскохозяйственный бизнес малорентабельный, мы зарабатываем не так много. Если откладывать, чтобы накопить на проект, ждать можно очень долго. Когда надо было делать проект в Луге, группа компаний Idavang выпустила евробонды на сумму 80 млн евро, таким образом мы привлекли еще денег – на новый проект, на бойню в Литве и на выкуп проданных акций.

- Вы получаете помощь от государства?

- Инвестиции в строительство нового комплекса в Лужском районе составят 3,7 млрд рублей. Реализация проекта стала возможной после того, как Минсельхоз одобрил субсидирование ключевой ставки по кредиту. Кредит на сумму 1,6 млрд рублей в апреле предоставил Райффайзенбанк под 3,5%. Также от Ленинградской области мы получаем субсидии на приобретение техники, несвязанную поддержку.

- Татьяна Владимировна, Ваши успехи высоко оценены, а в проекте «Топ-100» – рейтинге эффективности лучших топ-менеджеров Петербурга и Ленинградской области – Вам было присвоено звание Агропромышленника года. Трудно руководить таким большим и сложным хозяйством?

- У нашей компании хорошие производственные и социальные показатели, и эта награда – признание наших заслуг. Не могу сказать, что коллективом руководить трудно. У меня молодая команда, специалисты энергичные и задорные, я стараюсь не вмешиваться в их профессиональные вопросы. Они могут спросить у меня совета, но решают они сами, сколько и каких, например, тракторов купить. Я потом спрошу, если они купили что-нибудь не то. Я с удовольствием хожу на работу, мне она нравится.

- Какими Вам видятся основные планы на ближайшие годы?

- Я так долго пробивала проект в Луге, что когда начали строиться, думала немного расслабиться, а мне совет директоров задает вопрос – а следующий проект где будет? Так что в ближайших планах – искать площадку для следующего комплекса и начинать все сначала – проектирование, согласования…. Я не оставляю надежды договориться с Тосненским районом по решению проблемы с землей, чтобы можно было спокойно работать еще долгие годы. Будем больше работать с молодежью, готовить для себя кадры, хочется ввести систему наставничества. Еще надо написать стратегию развития компании на 5-10 лет, ну и расти – не столько вширь, а делать свое дело все лучше и лучше. В условиях усиливающейся конкуренции нам надо снижать себестоимость и повышать эффективность труда. В общем, нам есть куда и для чего расти.

Записала С.А.Голохвастова

Возможно, вам это будет интересно:

В России создадут единую систему по безопасности и прослеживаемости животноводческой и растениеводческой продукции

В России создадут единую систему по безопасности и прослеживаемости животноводческой и растениеводческой продукции

31 октября 2018 года состоялось совещание у Председателя Правительства Российской Федерации Дмитрия Медведева по вопросу создания в Российской Федерации единой системы обеспечения безопасности и прослеживаемости животных, растений, продукции животного и растительного происхождения.

Казахстан заинтересован в расширении сотрудничества с российскими производителями специализированной техники

Казахстан заинтересован в расширении сотрудничества с российскими производителями специализированной техники

Заместитель директора Ассоциации «Росспецмаш» Денис Максимкин принял участие в VI Форуме машиностроителей Казахстана, который прошел в Астане, и выступил на секционном заседании по сельскохозяйственному машиностроению: «Проблемы сельскохозяйственного машиностроения и пути их решения».

Основатель проекта «Русский пармезан» Олег Сирота поделился с пензенскими аграриями успехами развития фермерства

Основатель проекта «Русский пармезан» Олег Сирота поделился с пензенскими аграриями успехами развития фермерства

19 сентября 2018 года специалисты управления проектно-целевого развития, агробизнеса и агротуризма агропромышленного комплекса министерства сельского хозяйства Пензенской области приняли участие в работе круглого стола, посвященного вопросам развития успешного фермерского хозяйства. Организатором мероприятия выступил Центр поддержки предпринимательства АО «Корпорация развития Пензенской области».

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными новостями.